«Зубной инструмент ФСБ и бутылки от газировки»: новый доклад Макларена

«Зубной инструмент ФСБ и бутылки от газировки»: новый доклад Макларена

«Чистую» мочу он смешал с водой, солью и даже гранулами растворимого кофе, чтобы достичь необходимого вида и плотности»

«Зубной инструмент ФСБ и бутылки от газировки»: новый доклад Макларена
фото: pixabay.com

В второй части доклада Макларена остаются неизменными утверждения, содержавшиеся в первой части. А именно — то, что сокрытие и подмена допинг-проб была массовой, систематической и поощрялась государством. Нынешний доклад повествует о том, что нарушения были выявлены не только на сочинской олимпиаде, но и на летней олимпиаде в Лондоне 2012 года, Универсиаде 2013 года, мировом чемпионате по легкой атлетике 2013 года. Всего, согласно докладу Макларена, около 1000 российских спортсменов оказались вовлечены в незаконные манипуляции с допингом.

В расследовании использовались опросы свидетелей, лабораторные и научные анализы, данные на жестком диске компьютера директора Московской лаборатории Родченкова.

Первая часть доклада гласила, что «грязную» мочу спортсменов, употреблявших допинг, подменяли другой мочой, чистой. Для этого запечатанные контейнеры вскрывали, а затем снова запечатывали. Однако никто из опрошенных свидетелей не видел этого своими глазами.

Чтобы подтвердить правдивость этих предположений, специалисты WADA провели следственный эксперимент. Они пригласили «эксперта по следам от огнестрельного оружия и инструментов». Эксперимент показал, что операцию по подмене можно осуществить так, чтобы ее последствия были незаметны невооруженным глазом…

В пробах мочи двух российских хоккеисток — участниц сочинской Олимпиады обнаружили мужскую ДНК. Кроме того, в шести образцах оказалось больше соли, чем может быть в организме здорового человека, а в двух – соли оказалось меньше. В чистую мочу добавлялась соль для обеспечения нужной плотности. На всех контейнерах были следы вскрытия.

Как утверждается в докладе, 695 российских и 19 иностранных спортсменов оказались замешаны в манипуляции по сокрытию положительных допинг-проб. При этом 246 российских спортсменов участвовали в подделке образцов, то есть предоставляли «чистую» мочу для своих коллег.

Уже ставший знаменитым допинг-коктейль «Дюшес» доктор Родченков разработал накануне олимпиады 2012 года в Лондоне и на ней же применял, утверждают авторы доклада. Спортсмены полоскали им рот, так уменьшался период обнаружения запрещенных веществ в крови.

Родченков сообщил, что тренер Алексей Великодный, связанный с Центром подготовки национальной сборной России (Center of Sports Preparation of National Teams of Russia), предоставил ему «сочинский список-дюшес». В нем были имена спортсменов, «грязную» мочу которых нужно было заменить на их собственную «чистую», которая хранилась в «командном центре ФСБ» в Сочи. Причина: этим атлетам предписывалось использовать коктейль из оксандролона, метенолона и тренболона на сочинских играх. В списке было 37 спортсменов.

Великодный составил не только этот список. Обнаружены документы его авторства под названием «Чемпионат России по плаванию 2014, список «сохранить», «Универсиада, список «сохранить» и «карантин» (пометки, которые свидетельствовали о том, что надо делать с «чистыми» и «грязными» пробами — «МК»), «Тяжелая атлетика стероидное досье АDAMS» и другие.

…В 2011 году директор Московской лаборатории Родченков снова вернулся на свой пост после периода болезни (она проявилась на фоне допингового скандала с сестрой Родченкова — «МК»). Пока он отсутствовал, сотрудники WADA заявили министру спорта Мутко, что если Родченков все же не вернется, в качестве нового директора они хотели бы видеть иностранца. Но министра спорта такой расклад не устраивал, так как «это бы создавало проблемы в систематических манипуляциях и сокрытии проб». Поэтому, утверждается в докладе, решение для Мутко было очевидным и Родченков продолжил работу.

Система фальсификаций заработала в полную силу. В ней, согласно докладу, участвовали тренеры национальной сборной, которые поставляли спортсменам повышающие эффективность препараты, российский антидопинговый комитет, коррумпированные офицеры допингового контроля (Doping Control Officers), которые либо предупреждали атлетов о планирующихся тестах, либо делали вид, что забирают пробы, а на деле позволяли другим подменять их, либо позволяли спортсменам сдавать ранее собранную «чистую» мочу.

А вот одно из писем Родченкова Великодному (тема которого обозначена так «hCG кикбоксинг, 5 EPO гормон роста и 9 соматотропин»): «Дорогой Алекс, это критическое положение!! На боевых искусствах в Санкт-Петербурге творится полный беспредел (и это для большинства)». Далее прикреплено сообщение от Григория Коротова, сотрудника «Антидопингового центра», в котором говорится о том, что в образцах нескольких спортсменов были найдены следы допинга.

Перед Олимпиадой в Лондоне стало понятно, что «хаотичную» систему допинга надо ставить под контроль: «После возвращения Родченкова к этому были предприняты шаги под руководством министра спорта Мутко и его заместителя Нагорных, с прямым вмешательством ФСБ».

«Вторая функция доктора Родченкова как агента ФСБ, позиция, которую он получил в 2007 году, когда стал директором Московской лаборатории, была ключевым аспектом в этих планах», – говорится в докладе. Он должен был докладывать о развитии технологии антидопинга в лабораториях WADA и происходящем в его лаборатории, а также совершенствовать свои собственные технологии».

Чуть ниже в системе стояли тренеры. Они отвечали за «допинговую подготовку» спортсменов и проверяли, чтобы атлеты тестировались только когда они «чисты», и раздавали взятки, чтобы уничтожать позитивные пробы. Однако, слабость схемы была в том, что настоящие образцы все равно сохранялись в биологическом паспорте атлета. Для борьбы с этой проблемой использовались ресурсы Всероссийской федерации легкоатлетов и поддержка некоторых функционеров Международной ассоциации федераций легкоатлетов.

Когда WADA затребовала образцы спортсменов для проверки 3 августа 2012 года, Родченков не ожидал этого. Он знал, что моча 10 атлетов из списка – «грязная», но у него было только 8 образцов на замену. «Чистую» мочу он смешал с водой, солью и даже гранулами растворимого кофе, чтобы достичь необходимого вида и плотности. Два образца, которые подменить не удалось, принадлежали российским спортсменкам Анастасии Капачинской (легкая атлетика) и Дарье Пищальниковой (метание дисков). Вместо этого Родченков просто разбавил их мочу, чтобы концентрация допинга хотя бы была меньше.

Случаи с перепроверкой «запасных» проб убедили министерство спорта в том, что схема может быть в любой момент раскрыта. «Решение тайно снимать крышки с контейнеров было разработано ФСБ еще в 2011 году», — говорится в докладе. Но применяться широко вскрытие стало именно во время сочинской олимпиады. Ранее для предварительных тестов спортсменов Московская лаборатория использовала официальные комплекты Bereg. Но потом Родченков понял, что их затем могут изъять для проверки и распорядился собирать образцы в неофициальных контейнерах, которые затем можно будет легко уничтожить.

Итак, секретом допингового успеха России на Лондонской олимпиаде стал коктейль «Дюшес», знание особенностей работы лондонской лаборатории и система «отсеивающих» тестов.

«Российская олимпийская сборная нарушала правила в беспрецедентных масштабах, размер которых, возможно, никогда не будет установлен. Коррупционная схема включала в себя продолжительное использование запрещенных препаратов, манипуляции с образцами и лживые отчеты в ADAMS (система антидопингового администрирования и менеджмента — «МК»). Эти действия сопровождались поддержкой российских властей, министра и заместителя министра спорта, тренерами национальной сборной, РУСАДА, Центром подготовки национальной сборной и Московской лабораторией», — заключают авторы доклада.

На олимпиаде в Сочи подход к допингу был усовершенствован. Стало широко применяться вскрытие и подмена положительных проб. Для этого врачи и тренеры были обязаны собирать «коллекцию» «чистой» мочи. Однако «экспонаты» этой «коллекции», которая хранилась в Московской лаборатории, доставались не всем, а только наиболее вероятным кандидатам на медаль, членам национальной сборной и олимпийским чемпионам. Слабых спортсменов в систему не вовлекали. Атлеты собирали «чистую» мочу в детские бутылочки и бутылки из-под газировки и отправляли в Центр подготовки национальной сборной, который затем переправлял их в Московскую лабораторию.

Однако спортсмены иногда посылали туда не свою мочу, а своих близких или друзей, если по каким-то причинам не могли предоставить «чистую». Это и стало слабым местом в системе: при перепроверке специалисты обнаружили в пробах ДНК других людей, и мошенничество было раскрыто.

Никто не видел, как сотрудники ФСБ вскрывали пробы. Однако Родченков припоминает, что видел инструмент, оставленный на рабочем столе. Он бы не больше ручки «Монблан» и похож на инструмент, с помощью которого стоматолог осматривает зубы. Ранее об этих деталях ничего не было известно.

За транспортировку и хранение «коллекции» образцов в Сочи якобы отвечала ФСБ.

Когда атлету предстояло сдать тест, он информировал об этом Великодного и работника Центра подготовки национальной сборной Ирину Родионову, говорится в докладе. После сдачи образца спортсмен фотографировал свой лист формы допингового контроля и передавал Родионовой. Затем в его «чистую» мочу добавляли соль и другие компоненты, чтобы она была по виду и свойствам похожа на «грязную». И затем ее подменяли через дыру в стене лаборатории, как это было описано в первой части доклада. В схеме участвовали «сотрудник ФСБ» Блохин и сотрудник Московской антидопинговой лаборатории Евгений Кудрявцев — он имел доступ в хранилище образов и переносил нужные контейнеры в кармане пиджака.

Как сказано в документе, «каждый должен был делать свою работу, как по будильнику, чтобы план увенчался успехом. Вся система функционировала точно, как швейцарские часы».

Читайте материал «Новый доклад Макларена обрек российских спортсменов на долгие муки»

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

9 − четыре =